23 апр. 2015 г.

Тригонометрия и ЕГЭ

Добрый день!

Позавчера мы начали обсуждать свежую и старинную статьи о ЕГЭ, но поскольку чтение длинных текстов требует сил и времени, то главную идею стоит выделить в самом начале: Даже если бы задания ЕГЭ были хорошими, сам тест всё равно являлся бы разрушительным для системы образования, потому что от его результатов слишком много всего зависит: результат ЕГЭ жизненно важен для школьников, поэтому вместо учёбы они готовятся к ЕГЭ, но этот же результат важен для педагогов, поэтому они «накручивают» результаты, отклоняясь от программы, а также не мешая списыванию и прочим хитростям. Аналогичная ситуация в администрациях школы, района, города, области и т.д. (см. статью «Конкуренция и ЕГЭ»).

В любой большой махине есть масса изъянов. Естественно, ЕГЭ не является исключением. С моей точки зрения, за последние годы достигнут большой прогресс в исправлении раздражающих мелочей (сквозная нумерация заданий, дополнительные бланки, апелляции, расписания, наборы задач... многие люди добросовестно старались, чтобы сделать ЕГЭ лучше). Важно понимать, что большинство исполнителей в этом процессе не имеют злого умысла. Но если велосипеду с квадратному колёсами старательно приделали седло, то он хоть и стал более удобным, но плавать всё равно будет плохо. Даже если его покрасить и прицепить светоотражатели, на плавучесть это почти не повлияет. Кто-то смеётся над квадратными колёсами, но беда в другом.

Давайте продолжим читать текст 2007 года Юрия Неретина «О будущей эволюции и влиянии ЕГЭ», чтобы узнать, что было плохо до ЕГЭ и почему переход на ЕГЭ сделал всё ещё хуже. Первые две мысли кажутся понятными, но на них стоит обратить внимание:

1) «Основная цель обычного экзамена (скажем, семестрового) — дать возможность студенту ознакомиться с курсом, или, говоря формальным языком, составить целостный (или лишь более целостный) взгляд на предмет.»

2) «положительных функций регулярных семестровых экзаменов экзамены вступительные лишены.» (в исходном тексте есть пояснения ко всем этим цитатам; рекомендую найти возможность прочитать).

Потом мы переходим к теме бессмысленных задач (речь здесь о математике), которые имеют малое отношения к науке, но являются удобными (для придумывания, проверки и т.д.): «Где-то около 1970 года были изобретены замечательные варианты вступительных экзаменов по математике. Задачи для экзаменов все время надо изобретать, это вполне серьезная и непростая проблема. Но в тот момент был изобретен универсальный способ их изобретения. Оказалось, что несколько сюжетов позволяют написать сколько угодно таких задач. А именно: тригонометрические уравнения, раскрывание модуля, логарифмические уравнения, уравнения с параметром (и все это обогащенное поисками ОДЗ)»

Вот эта вся тригонометрия вступительных экзаменов в реальной жизни мало когда нужна (настоящие проблемы не сводятся к тем некрасивым монстрам с «подводными камнями»), но маховик раскрутился: с каждым годом сильные вузы давали всё более противные задачи, поэтому лучшие школы учили с ними справляться («стандартизация экзаменационных вариантов есть путь к их усложнению»). Возник класс ненужных задач, которые приходится научиться решать, чтобы поступить в выбранный вуз («новая отрасль человеческого знания — математика вступительных экзаменов. Единственная цель ее существования — обеспечение функционирования приемно-экзаменационной машины»).

Далее следует реверанс о том, что «в определенной степени, это математика». Но тут же совершенно правильные вопросы возвращают нас в суровую реальность: «Многим ли из тех, кто «готовился в вуз» пошло в вузе на пользу то, что он учил при «подготовке»? А если нет, то и это странно. Не странна ли тогда роль «курсов по подготовке в вуз»?»

Почему это плохо? Да по той причине, что «Человек более склонен «готовиться к экзамену», чем учиться»

Что было дальше? «К сожалению, то что было тенденцией в 80е годы, свершилось в 90е: вступительная математика вытеснила обычную из образования старшеклассников.

Обратите внимание! Вступительные экзамены настолько важны, что их варианты, при неосторожности, некомпетентности или злой воле, могут начать формировать облик образования в старших классах, иной, чем это предполагается официальной школьной программой
». Собственно, перед разговором про единую систему для проверки знания по всем предметам, для принятия решения о качестве обучения в школах, о зачислении в вузы и т.д. — перед обсуждением всего этого стоит понять, что на куда меньшей задаче клубок проблем сплетается в узел, который практически невозможно разрубить.

До ЕГЭ мы ещё не добрались, но уже подошли к нему вплотную. Продолжим в следующей части. Для более эффективного обсуждения призываю найти 15-20 минут на чтение первоисточника (там есть и про русский язык, и про опыт других стран... если ещё не читали, то рекомендую).

Хорошего дня!

21 апр. 2015 г.

Закон Гудхарта и ЕГЭ

Добрый день.

Разговоры о том, что система образования у нас летит к очередному чудовищному дну, всем надоели, но отмахиваться от этой темы нельзя. Сегодня я вас призываю прочитать две статьи: только что вышедшую «О том, что сталось со школой» Александра Привалова и текст 2007 года «О будущей эволюции и влиянии ЕГЭ» Юрия Неретина.

Ну а поскольку время читать длинные тексты есть не у всех, ниже важные цитаты. Для начала напомню, что закон Гудхарта является социологическим аналогом принципа неопределенности Гейзенберга в квантовой механике. Нам хватит следующей формулировки: сколь угодно хороший индикатор становится плохим, если на него начинают ориентироваться. Пример: идея оценивать популярность сайта по количеству ссылок на него была хорошей и логичной (мол, на хороший ресурс часто ссылаются), пока её не начали применять (спамеры стали всюду ставить ссылки на свои продвигаемые ресурсы).

Теперь цитата из первой статьи. Длинно, но важно: «Погибель таилась в полной отмене выпускных экзаменов. То есть поначалу-то могло показаться, что они отменены частично: как же! ведь ЕГЭ по русскому языку и математике обязательны, и ещё что-то надо выбрать — и это тоже обязательно. Но очень скоро стало понятно, что это отговорки — во всяком случае, для всех предметов, кроме двух. Их все: что физику, что английский, что историю — если не хочешь, можно и не учить, и ничего тебе за это не будет. То есть ничего — если ты лодырь; если же ты собрался поступать, скажем, на экономический, то тебя за то, что ты забил на физику да химию, будут даже хвалить: ах, какой целеустремлённый. Тройку и в том и в другом случае как-нибудь натянут. Тут и учителя смекнули, что они, со своей стороны, могут не учить этим дисциплинам. Во всяком случае, не учить большинство учеников — всех, кто сам не выбрал этот предмет. И им тоже ничего за это не будет: ведь их зарплату определяет средний балл по ЕГЭ, а те, на кого они махнут рукой, его сдавать не пойдут и на средний балл не повлияют. Исключения, конечно, возможны — и наблюдаются; но как правило, где можно невозбранно не учить и не учиться — там и учить, и учиться постепенно перестают.» (см. также «О справедливом выравнивании»).

Само по себе это дико, ведь так средняя школа окончательно превращается в камеру хранения для детей. Но была надежда, что хоть родному языку и математике там научат. Увы, следующая цитата как раз об этом: «Сколько сырков по 16 руб. можно купить на 100 руб.?» Для верного подсчёта сырков за глаза хватит смутных воспоминаний о начальной школе, но аттестат-то дают за среднюю! Столь же элементарных знаний, никак не исчерпывающих школьную программу, хватит и для тройки по русскому. И хуже всего, что от силы пятая часть школьников получает по той же математике больше вот такой тройки. То есть явное большинство выпускников и по формально обязательному предмету имели возможность практически не учиться.»

Ваши знакомые школьники, подозреваю, сейчас обучаются в лучших лицеях/гимназиях/... своего города, потому что как-то так сложилось, что читатели этого блога и сами имеют хорошее образование, и дети у них такие же, и их знакомые в этом смысле похожи. Поэтому я понимаю, что могут быть возражения «А вот в нашей школе всё хорошо: и учатся все хорошо, и баллы высокие по ЕГЭ». И в этом я полностью согласен: если хорошую школу не слишком «шатать», то она пока справится с ЕГЭ, не особо напрягаясь. Почему «пока»? Причин много, часть из них в следующей цитате: «Потому, например, что проводимая в последние годы политика прямо враждебна к сколько-нибудь выдающимся школам. Подушевое финансирование и так бы их погубило, но на помощь ему поспело и бредовое убеждение многих начальников, будто само существование элитных школ противоречит священному (и неисполнимому) принципу равнодоступности качественного образования. Пришибить хорошую школу не проблема, а создать новую труднее с каждым годом — прежде всего потому, что беда с учителями.»

Но надо помнить, что «хорошие школы» постоянно выкачивают лучших школьников и учителей со всей округи, тем самым ухудшая климат вокруг (и давайте сейчас не будем рассуждать, хорошо это или плохо), из-за чего в них есть конкурс, из них есть риск вылететь, в них есть уважением школьников к учителям, учителей к школьникам, администрации к обеим группам. В отдельных школах даже нанимают специального человека, чтобы он занимался написанием планов и отчётов вместо преподавателей (см. о жёстких проверках бессмысленных бумажек), что экономит время и нервы квалифицированным кадрам, позволяя им сосредоточиться на том, что они любят и умеют.

Какая динамика? Следующая длинная цитата: «Есть две международные программы: PIRLS, в которой оценивают учебные достижения школьников начальных классов, и PISA, где оценивают пятнадцатилетних ребят. Малыши наши выигрывают почти у всех: в предпоследний раз мы были первые, Гонконг — второй, в последний раз мы вторые, Гонконг первый. А наши юноши каждые три года опускались на несколько позиций, оказавшись в предпоследний раз примерно сороковыми из семидесяти участников; так что в последний раз Россия и участвовать не стала. Увы, всё ведёт к печальному выводу: наша школа понижает интеллектуальный уровень детей — не говоря о том, что развращает их безнаказанностью безделья.»

Заканчивает автор объяснением, почему нельзя откладывать решение этой проблемы: «Торопиться нужно ещё и потому, что ЕГЭ укореняется. С каждым годом всё больше учителей с изрядным облегчением привыкают к нынешнему положению вещей. Они понимают, что натаскивать, да притом не всех учеников класса, куда легче, чем учить, да притом всех; что система, при которой детей не надо учить думать, говорить и писать, весьма удобна тому, кто сам всего этого не умеет. Возвращать выпускные будет поэтому всё сложнее: учителя будут всё более массово к ним не готовы — выяснилось же в этом году, что большая часть словесников не знает, как работать с возвращённым вдруг сочинением.»

Уже получилось очень длинно, но я уверен, что это важно как минимум понимать. К обсуждению текста Юрия Неретина мы перейдём позже (Дополнение: см. Тригонометрия и ЕГЭ).

Хорошего дня!

8 апр. 2015 г.

Где хорошие JAVA программы для телефонов?

Добрый день.

Мощность компьютеров сейчас достигла такого уровня, что почти всё можно запускать в виртуальной машине без особых затрат. Да, теоретически это не панацея. Но поскольку большинство пользователей никак не защищается от вредоносных программ, то и массовые вирусы не имеют в своём арсенале специальных средств для «пробивания» дороги наружу — из виртуального в физический компьютер.

Пусть создатели браузеров стараются спрятать в различных «песочницах» свои процессы, чтобы защитить нас от вредоносных сайтов, но я всё же настоятельно рекомендую пользоваться браузером в виртуальной машине. Такой ход особенно актуален, если на этом же компьютере вы используете банковские приложения или хотя бы проверяете почту, к которой привязаны какие-то финансовые сервисы (недавно мы обсуждали, что даже аккаунт Skype вполне может быть использован злоумышленниками для обогащения).

В интернете полно каталогов полезных и разных программ. Там есть всё: и отзывы пользователей, и рейтинги, и проверка на вирусы от владельцев каталога... Но репутация приходит и уходит, а кушать хочется всегда, поэтому даже в давно известных и когда-то неплохих каталогах можно найти вагоны не просто мусора, а откровенно вредных приложений. Про некоторые из них можно прочесть в статье «Вот что будет, если установить топ-10 программ с Download.com» (кстати, авторы всё это проворачивали как раз в виртуальной машине, чтобы иметь меньше проблем).

Когда все эти Web 2.0 фишки только появлялись, романтики радостно заявляли, что вот-вот наступит счастье. Да, фотографий котиков стало больше. Но нет, тысячи положительных отзывов ни о чём не говорят. Например, платное приложение в серьёзных каталогах и с хорошими отзывами, которое обещает шифровать файлы на вашем телефоне, запросто может оказаться пустышкой, которую хорошо раскрутили. Формально всё правильно, закон не нарушен. Но кому это важно, если нас почти обманом убедили платить $8 в год, а при этом не предоставили защиты данных?

Мой же сегодняшний вопрос относится к уходящей эпохе — к JAVA программам для телефонов. В своё время это была вполне развитая индустрия, поэтому наверняка у вас остались знания о том, что такое хорошо и что такое плохо. Мне нужно несколько программ: развитый калькулятор, удобный диктофон (с возможностью быстро переключаться между несколькими каталогами, в которые пишутся файлы), русско-английский и англо-русский словарь (без обращения к интернету), карты городов России (пусть со старыми базами, но тоже без интернета). Для моего предыдущего телефона на Symbian это всё было в изобилии, а вот для казалось бы более широкого класса телефонов, умеющих исполнять JAVA, найти что-то надёжное достаточно трудно или я не там смотрю.

Какие полезные и надёжные JAVA программы для телефонов вы помните? На каких сайтах вы находили приложения без «полезной нагрузки» от вирусописателей? Пожалуйста, поделитесь своим опытом!

Хорошего дня!

1 апр. 2015 г.

Коллективизация доткомов

Добрый день!

Как раз пятнадцать лет назад произошло обрушение надежд миллионов и успешная реализация планов тысяч — тогда индекс высокотехнологичных компаний за один год вырос в два раза, вызывая массу положительных эмоций, а потом 10 марта 2000 года превратился в тыкву. Похожий по ряду характеристик процесс наши предки могли наблюдать 85 лет назад: с 1930 по 1933 годы коллективизация шла особенно интенсивно.

Мы сейчас не сравниваем жёсткость этих двух процессов для людей, а смотрим исключительно на результат: произошло перераспределения огромных ресурсов от большого количества «добровольцев» к маленькой группе «опытных специалистов». Напомню, как это выглядело:
1) регистрируем компанию с громким названием, содержащим слово «Internet»,
2) нанимаем одного русского математика, выпускаем об этом пресс-релиз,
3) выходим на биржу — быстро получаем +500% роста своих акций, потому что все любят русских математиков,
4) немалую часть всей своей налички отдаём журналисту из крупного журнала, чтобы он сделал статью о нашей перспективной компании,
5) принимаем решение о доп. эмиссии акций, выпускаем пресс-релиз,
6) имеем ещё +3000% роста своих акций,
7) если кризис не грянул, переходим к пункту 2.

Поскольку в этой конкретной схеме отсутствует инициативный человек, занимающийся производством благ, то деньги не зарабатывались, а перераспределялись+проедались. Поэтому и существовать она могла только до тех пор, пока у «добровольцев» не возникло странное ощущение, что это всё больше похоже на пирамиду или пузырь (интересно, какой из этих терминов вызывает более негативные ассоциации). Вложенные в доткомы деньги вернуть было невозможно хотя бы по той причине, что большую их часть уже успешно проели (у кого хватило сообразительности, тот купил баржу на Темзе после серии первых итераций, где и поселился, после чего уже «играл» не на все, но это не отменяет заметных расходов на рекламу и «объективную» журналистику).

А раз не было возможности не то что множить богатства, а хотя бы возвращать часть инвестированного, то обрушение стало безапелляционным и внезапным. Ну а тех, кого 10 марта застало как раз на пути между 7 и 2 пунктом, как обычно объявили гениальными бизнесменами, которые сделали себя сами: про них были десятки репортажей, хотя казалось, что единственный смысл всей шумихи в том, чтобы отвлечь от мысли «всё пропало» (мол, кто-то же смог заработать).

При чём тут коллективизация? А при том, что произошло перераспределение от тех, кто долго копил, в сторону тех, кому «нужнее». Ведь далеко не все мелкие компании той эпохи занимались имитацией бизнеса. Были настоящие крутые разработки, гениальные находки, мощные команды... Но когда рынок стал падать, то дешеветь стало всё. И вся эта золотая красота была скуплена гигантскими корпорациями добра за символические суммы. А теперь представьте, что вам (большой корпорации) дёшево достаётся сразу несколько прорывных технологий. Конечно, и в этой ситуации можно облажаться, но всё же вырастают шансы занять нишу, а потом так в ней растопыриться, что уже не выгонят.

Ну а потом проявился ипотечный кризис, отчасти спровоцированный попытками исправить негативные эффекты кризиса доткомов, но это совсем другая история (общую теорию этих десятилетий мы уже обсуждали). А что вы запомнили о тех чудесных временах? Какие самые смешные названия компаний помните?

Хорошего дня, далёкого от дна!

Понравилась заметка? Подпишитесь на RSS-feed или email-рассылку.

Хотите поделиться ссылкой с другими? Добавьте в закладки:



Есть вопросы или предложения? Пишите письма на адрес mytribune АТ yandex.ru.

С уважением,
      Илья Весенний